?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Представляем лучшую, по мнению пользователей BookMix, рецензию на этой неделе. Рецензия написана на книгу "Как важно быть серьезным" (Оскар Уайльд)
Рецензент:
Оценка книги: 5

Обложка(шепотом, размахивая свечой и сендвичем с огурцом) Позор! Поношение! )) 11 рецензий на «Дориана» и ни одной на «КВБС»? А ведь все совершеннолетние. И женатые есть, и с детьми. И даже собирающиеся жениться и выйти замуж. А как же вы, позвольте спросить, женщин от мужчин отличаете? Решительно не понимаю. Я, вот, пока не прочитал, не разобрался. Сейчас буду всем помогать.
Пьеса Уайльда уникальна. По всем показателям.
Во-первых, ни в одной другой пьесе герои не едят сендвичи с огурцом так смачно, что уже на третьем, потребляемом Элджерноном, за такой сендвич можно продать военную тайну.
Во-вторых,она лаконична и концентрирована: в ней – весь будущий Дживс и Вустер, и много что еще из английской литературы ХХ века.
В-третьих, это учебник жизни, из которого вы узнаете, почему у холостяков все шампанское выпивают лакеи, что разводы свершаются на небесах, что «есть тетки большие, а есть тетки маленькие», а те самые сендвичи с огурцом – это расточительство, да-да, безумное расточительство для светского молодого человека. И учебник по гендерной психологии, из которого вы узнаете, что «Все женщины со временем становятся похожи на своих матерей. В этом их трагедия. Ни один мужчина не бывает похож на свою мать. В этом его трагедия». Когда мы долетим до инопланетян, это первое, что нужно успеть им сказать, прежде чем они бросятся отнимать у нас наши сендвичи с огурцами. А потом уже «Анна Каренина» и «Гнев, о богиня, воспой…»
Кроме того, «КВБС» - это одно из немногих произведений, переводчик которого обречен уже с заголовка. The Importance of Вeing Earnest. Больше можно посочувствовать только несчастному чеху, вынужденному переводить пастернаковский цикл «Сестра моя – жизнь» на язык, на котором жизнь – это «живот». Многозначность английского earnest наслаивается на созвучие с именем Ernest, что и обыгрывается по всему ходу пьесы. Остается только завидовать смелости первого русского переводчика, решившего, что «быть серьезным» важнее, чем «быть искренним». Так и живем, с относительно случайным названием. И с классическим переводом Кашкина. Очень хорошим.
Наконец, это одна из немногих в классике действительно смешных комедий. Ну «Лес» Островского, еще пара-тройка… Вас будут хорошо развлекать, с самым серьезным видом. И вы постарайтесь-ка быть посерьезнее. Безусловно, те самые сендвичи с огурцом, специально приготовленные для тети Августы, просто обязан истребить под корень ее личный племянник (в то время как молодой человек, желающий жениться на ее дочери, имеет право только на сендвичи с маслом, приготовленные для его избранницы) – и поскорее, пока дамы не прибыли. Ведь сейчас они позвонят в дверь. «По-вагнеровски» позвонят – так, как звонят только родственники и кредиторы. И тетя Августа спросит тебя: «Элджернон, надеюсь ты хорошо себя ведешь?» На что следует отвечать: «Я хорошо себя чувствую».
Кладезь. Вопросов и ответов. Определений и афоризмов. Произносимых с самым серьезным видом самых абсурдных суждений. Искрометный юмор – вот как я это называю. В высокой степени концентрации. Шарик – налево, шарик – направо. Не успела тетя Августа самовыразиться по поводу (мифического) мистера Бенбери, которому несомненно «пора уже решить, жить ему или умирать. Колебаться в таком важном вопросе просто глупо», как Элджернон невозмутимо обещает передать ее пожелание непокойному мистеру Бенбери, «если только он еще в сознании». Ведь действительно составление музыкальной программы для раута гораздо важнее, ибо «если музыка хорошая – ее никто не слушает, а если плохая – под нее невозможно разговаривать».
Ну и, конечно, бальзам. Эта пьеса – бальзам на сердце любому мужчине. После нее ничего не страшно. Чего стоит один разговор Джека с леди Брэкнелл, пытающейся выяснить, годен ли избранник ее дочери для включения в список женихов - такой же, как у герцогини Болтон! Действует как заклинание в «Гарри Поттере», с помощью которого превращали всякое страхолюдство в смешное и безобидное. Совершенно перестаешь бояться будущую тещу: меркнет она перед той самой леди, сообщающей авторитетно, что потерю одного из родителей еще можно рассматривать как несчастье, но потеря обоих – это уже непростительная небрежность. И тихо радуешься, что у тебя-то нет такого ужасного недостатка, как «родиться или пусть даже воспитываться в саквояже, независимо от того, какие у него ручки».
Гвендолен тоже очаровашка, начиная с ответа на вопрос Джека «Вы разрешите сделать вам предложение?»: Я думаю, сейчас для этого самый подходящий случай. И чтобы избавить вас от возможного разочарования, мистер Уординг, я должна вам заявить с полной искренностью, что я твердо решила ответить вам согласием. Вы уже чувствуете, как к вашему горлу тянутся нежные девичьи пальчики? С остро наточенными коготками.
Но в целом, читая «КВБС», чувствуешь себя умным, красивым и непобедимым. А всех девушек – глупенькими и очаровательными. Их матушек – вовсе не страшными. А сендвичи с огурцом… да, про них я уже говорил.
Эта книга вне времени и пространства. В ней нет слова «посудомоечная машина», но только из нее можно понять, почему ни одной женщине ни в одной стране мира никогда не придет в голову, если у нее есть куча грязных тарелок, а все вилки уже «постираны», вынуть из машинки коробочку для вилок, чтобы освободить место тарелкам. Когда они будут водить летающие тарелки, пьеса Уайльда объяснит нам, почему наша прекрасная половина водит их именно так. То есть совсем не так.
А главное, она объясняет, почему я до сих пор никого не убил («никого» здесь – слово женского рода). Ведь стоит набрать в легкие побольше воздуха, как вспоминаешь: «Все женщины со временем становятся…» Никто никого не обманывал. Нас честно предупредили.
Вы скажете: что ты все о еде? Прочтите «КВБС» -не пожалеете. Несерьезно к еде относятся только «безнравственные и пошлые люди». Сендвичи с огурцом – это важно. Так же, как быть серьезным.